Книги по бизнесу и учебники по экономике. 8 000 книг, 4 000 авторов

» » Читать книгу по бизнесу Корпоративный конфликт: возможности правового воздействия Софьи Юрьевны Филипповой : онлайн чтение - страница 1

Корпоративный конфликт: возможности правового воздействия

Правообладателям!

Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 10 января 2019, 18:20

Текст бизнес-книги "Корпоративный конфликт: возможности правового воздействия"


Автор книги: Софья Филиппова


Раздел: Юриспруденция и право, Наука и Образование


Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

Софья Филиппова
Корпоративный конфликт: возможности правового воздействия. Монография

Автор

Филиппова С. Ю.,

канд. юрид. наук, доцент кафедры гражданского права Российской академии правосудия


Рецензенты:

Кулаков В. В., зам. зав. кафедрой гражданского права РАП, канд. юрид. наук

Параскевова С. А., судья шестнадцатого Арбитражного апелляционного суда, д-р юрид. наук

Предисловие

В монографии исследуются возможности и перспективы воздействия права на корпоративный конфликт – специфическое явление современной российской правовой действительности, сравнительно новое, а потому недостаточно исследованное в юридической научной литературе. Как видится, корпоративный конфликт – разновидность юридического конфликта в организации, являющейся юридическим лицом. В то же время, поскольку вид всегда обладает всеми признаками, присущими роду, то очевидно, что все признаки, характерные для корпоративного конфликта, присутствуют и в конфликте, возникающем в юридическом лице. Это дает основания для построения теории конфликта юридического лица, основные положения которой представлены в настоящей работе.

Корпоративный конфликт рассматривается как нормальное состояние отношений в корпорации, в связи с этим целью правового воздействия оказывается не борьба с корпоративными конфликтами, а минимизация их негативных последствий. Причиной корпоративных конфликтов многие исследователи считают несовершенство законодательства. С этим трудно согласиться, поскольку законодательство не может служить причиной чего-либо. Как видится, неверное понимание сущности и предпосылок корпоративных конфликтов приводит к переоценке возможностей законодательного воздействия на поведение участников корпоративных правоотношений и существенной недооценке иных возможностей, которые предоставляет право. Это серьезно обедняет представления о праве и не позволяет в полной мере пользоваться заложенными в нем механизмами.

Основным вопросом, с которым сталкивается любой исследователь при рассмотрении научной проблемы в любой области права, оказывается подход к сущности права. Общая парадигма правопонимания в постсоветский период серьезно изменилась, однако в специальных отраслевых исследованиях этот аспект, к сожалению, еще не находит отражения. Предлагаемая читателю работа является одной из первых в области корпоративного права, выполненных с позиций иного подхода к праву, не рассматривающего его как веление только лишь государства. Это существенным образом повлияло на структуру и содержание работы, заставило автора обратиться к отдельным вопросам, напрямую не связанным с предметом исследования, однако обосновывающим взгляд автора на отдельные аспекты темы.

В работе проанализированы основные корпоративные конфликты, состоявшиеся и продолжающиеся в России в период с 2002 г. по март 2009 г. (общее количество исследованных автором корпоративных конфликтов – около 70), внутренние документы ряда российских корпораций, решения арбитражных судов по корпоративным спорам. Вместе с тем представленные выводы сделаны на достаточно высоком абстрактном уровне, носят теоретический характер, автор умышленно не высказывает свое отношение к действиям участников каждого конкретного корпоративного конфликта, избрав нейтральную позицию, анализируя те или иные конфликтные действия исключительно с научных позиций. Это связано с тем, что в первую очередь автора интересует корпоративный конфликт как вид юридического конфликта в целом, но не разрешение внутренних противоречий между конкретными лицами.

Данная монография адресуется судьям, рассматривающим корпоративные споры, юристам, участвующим в сопровождении корпоративных конфликтов; студентам и аспирантам при изучении курсов гражданского, предпринимательского, корпоративного права, а также иным лицам, интересующимся теоретическими и практическими вопросами корпоративного конфликта.

При проведении исследования, автор использовал СПС «КонсультантПлюс».

Ваши отзывы и пожелания автору прошу направлять по адресу: filippovasy@mail.ru.

Глава 1
Корпоративный конфликт: общая теория вопроса

1.1. Корпорация как способ организации предпринимательской деятельности
Понятие корпорации

Понятия «корпорация», «корпоративный» широко употребляются в научной литературе, прежде всего экономической и правовой и законодательстве, при этом значение им придается в разных источниках различное. Вместе с тем выработка точного и единообразного значения употребляемых терминов – одна из прикладных задач науки, решение которой облегчает понимание сущности обозначаемых явлений. В идеале все науки должны оперировать одинаковыми понятиями, исходя из логического закона тождества. Это связано, в частности, с тем, что четкой, объективно обусловленной грани между отдельными областями науки не существует.

Это свойство «перетекания», взаимосвязи и взаимообусловленности различных отраслей науки ярко проявляется во взаимодействии экономического и правового учения. Экономисты в своих изысканиях вынуждены обращаться к анализу нормативных правовых актов, а для адекватного понимания сути правового регулирования того или иного общественного отношения ученому – юристу так или иначе приходится вникать в объект правового регулирования – то общественное отношение, на которое право воздействует. Без понимания этого предложить эффективный механизм правового регулирования невозможно. Говоря об одном, необходимо использовать единый смысловой аппарат – общий язык. Потому так важно одинаково понимать базовые межотраслевые термины, к которым, в частности, относится и определение «корпорация».

«Корпорация» (от лат.) «согроге» – связывать, взаимосвязывать, объединять, именно такая смысловая составляющая, как казалось бы, должна непременно присутствовать в содержании этого понятия. Однако этот посыл не находит подтверждения при анализе законодательства и теоретических позиций.

В российском законодательстве понятие «корпорация» используется в нескольких значениях. Так, организационно-правовая форма «государственная корпорация», предусмотренная ст. 7.1 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», обозначает не имеющую членства некоммерческую организацию, учрежденную Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданную для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций. Такие государственные корпорации созданы. Последние примеры – государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» (Внешэкономбанк), образованная в соответствии с Федеральным законом от 17 мая 2007 г. № 92-ФЗ «О банке развития», и государственная корпорация «Российская корпорация нанотехнологий», созданная в соответствии с Федеральным законом от 19 июля 2007 г. № 139-ФЗ «О российской корпорации нанотехнологий», которые исходя из признаков государственной корпорации, созданы исключительно Российской Федерацией и никакого объединение лиц не предполагают.

В то же время корпорация, исходя из смыслового содержания этого термина, предполагает непременное объединение нескольких лиц, т. е. организация, учрежденная одной лишь Российской Федерацией, не имеет корпоративной основы. Законодатель в данном случае использовал термин «корпорация» в названии организационной правовой формы некоммерческой организации не в его начальном значении. Логически государственная корпорация как разновидность некоммерческих организаций корпорацией не является.

Вместе с тем использование термина «корпорация» в названии организационно-правовой формы некоммерческой организации – государственной корпорации можно обосновать тем, что внутреннее устройство такой организации имеет некоторое сходство с классическим корпоративным устройством. Так, например, структура органов большинства госкорпораций включает в себя наблюдательный совет, правление и генерального директора или президента (ст. 10 Федерального закона от 23 ноября 2007 г. № 270-ФЗ «О государственной корпорации «Ростехнологии», ст. 10 Федерального закона от 30 октября 2007 г. № 238-Ф3 «О государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта»), то есть состав и компетенция органов таких государственных корпораций в целом соответствует аналогичным органам акционерного общества. Такая внутренняя структура государственной корпорации необходима для обеспечения эффективного управления собственностью. При создании государственная корпорация наделяется Российской Федерацией определенным имуществом (в большинстве случаев речь идет о значительных средствах), управление деятельностью созданной организации «поручается» профессиональным управляющим. В этом разделении лица, передавшего вклад, и лица, осуществляющего управление имуществом и организацией, проявляется еще одно сходство государственной корпорации с классическими корпорациями, к которым относят, в первую очередь, акционерные общества.

Таким образом, государственная корпорация имеет определенное сходство с корпоративными организациями, хотя и не является таковой, т. е. объединением, вместе с тем обладает сходной основой (разделение имущества и управления), требующей специфической корпоративной системы внутреннего устройства.

Слово «корпорация» часто включается в название акционерных обществ, создаваемых Российской Федерацией. Так, в Перечне стратегических предприятий и акционерных обществ, утвержденном указом Президента РФ от 4 августа 2004 г. № 1009, по состоянию на 23 декабря 2008 г. шесть акционерных обществ имеют в наименовании слово «корпорация». При этом в трех из этих открытых акционерных обществ – Военно-промышленной корпорации «Научно-производственное объединение машиностроения», Корпорации «Росхимзащита», Корпорации «Тактическое ракетное вооружение» – 100 % акций принадлежит Российской Федерации. 100 % акций принадлежит Российской Федерации и в открытом акционерном обществе «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод»[1]1
  См.: Указ Президента РФ от 27 августа 2007 г. № 1102 «Об открытом акционерном обществе “Научно-производственная корпорация “Уралвагонзавод V/C3 РФ. 2007. № 36. Ст. 4364.


[Закрыть]
, а также в открытом акционерном обществе «Объединенная судостроительная корпорация»[2]2
  См.: Указ Президента РФ от 21 марта 2007 г. № 394 «Об открытом акционерном обществе “Объединенная судостроительная корпорация”»//СЗ РФ. 2007. № 13. Ст. 1532.


[Закрыть]
. В этих и ряде иных случаев использования термина «корпорация» в названии открытых акционерных обществ, 100 % акций которых принадлежат Российской Федерации, не приходится говорить об объединении, хотя именно оно является смысловой основой термина «корпорация».

В то же время ряд организаций, имеющих долю государства в уставном капитале, вместе с тем действительно являются объединениями, созданными несколькими участниками. Так, создано открытое акционерное общество «Объединенная промышленная корпорация «Оборонпром»[3]3
  Указ Президента РФ от 16 апреля 2008 г. № 497 «О дальнейшем развитии открытого акционерного общества «Объединенная промышленная корпорация “Оборонпром”» // СЗ РФ. 2008. № 16. Ст. 1674.


[Закрыть]
, признано стратегически значимым ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация», в которой доля России в уставном капитале составляет 90,01 %[4]4
  Пункт 324.2. Перечня стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ, утв. Указом Президента РФ от 04 августа 2004 г. № 1009 // СЗ РФ. 2004. № 32. Ст. 3313.


[Закрыть]
, и ОАО «Ракетно-космическая корпорация “Энергия” имени С. П. Королева» с долей государства 38,22 %[5]5
  Пункт 397 вышеназванного Перечня.


[Закрыть]
. Как видим, организации, имеющие в названии слово «корпорация», могут иметь разную организационную правовую форму и различаться по иным признакам. По мнению В. И. Добровольского, слово «корпорация» используется в наименовании коммерческой организации исключительно в целях улучшения деловой репутации организации, и никакой смысловой нагрузки оно не несет. «Иные юридические лица, имеющие в своем наименовании слово «корпорация», создаваемые в форме акционерных обществ, государственных предприятий, учреждений и т. д., употребляют слово «корпорация» не в правовом смысле, а для придания большей солидности, значимости своему фирменному наименованию в глазах третьих лиц»[6]6
  Добровольский В. И. Применение корпоративного права: практическое руководство для корпоративного юриста. М., 2008. С. 3.


[Закрыть]
.

Существенное значение в формировании практики управления организациями имеет Российский Кодекс корпоративного поведения, несмотря на то, что этот акт носит рекомендательный характер. Кодекс распространяет содержащиеся в нем стандарты корпоративного поведения на все виды хозяйственных обществ. В абзаце 2 введения к Кодексу указывается критерий выделения корпораций: «отделение собственности от управления, наиболее вероятно возникновение конфликтов, связанных с корпоративным поведением».

В юридической литературе предпринимаются попытки доктринального определения в широком и узком смысле термина «корпорация».

По мнению О. А. Макаровой, в узком смысле слова «под корпорацией понимаются такие формы предпринимательского объединения капитала, как акционерное общество и его модификации»[7]7
  Макарова О. А. Корпоративное право: Учебник. М., 2005. С. 5.


[Закрыть]
. С точки зрения Н. В. Козловой, в широком понимании корпорация – это «юридическое лицо, организованное на началах членства (строго фиксированного участия) его учредителей, каждый из которых имеет по отношению к юридическому лицу определенные права и обязанности, может так или иначе участвовать в управлении его имуществом и деятельностью…»[8]8
  Козлова Н. В. Понятие и сущность юридического лица: очерк истории и теории. М., 2003. С. 246.


[Закрыть]
. Таким образом, к корпорациям автор относит хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, а также большинство разновидностей общественных организаций. Кроме того, к корпорациям она относит и юридические лица, созданные одним участником – государством: унитарные (казенные) предприятия[9]9
  Там же. С. 252.


[Закрыть]
. Между этими крайними позициями существуют промежуточные варианты. Так, П. В. Степанов полагает, что к числу корпораций относятся организации, имеющие корпоративную структуру органов управления, в связи с чем отказывает в этой характеристике хозяйственным товариществам, поскольку у них такая структура отсутствует[10]10
  См.: Степанов 77. В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. М., 1999. С. 9, 19.


[Закрыть]
. Не расценивает хозяйственные товарищества как корпорации и В. К. Андреев, однако по несколько иной причине. Он полагает, что «товарищество не представляет собой организацию как определенное единство, отношения между товарищами основаны на доверии, они самостоятельно в соответствии с заключенными между ними договорами занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества. У них нет органов юридического лица… Поэтому никаких корпоративных отношений внутри товарищества возникнуть не может»[11]11
  Андреев В. К. О праве частной собственности в России. М., 2007. С. 76.


[Закрыть]
.

Автор первого отечественного учебника по корпоративному праву, Т. В. Кашанина рассматривает корпорацию как организацию, признанную юридическим лицом, основанную на объединенных капиталах и осуществляющую какую-либо социально полезную деятельность[12]12
  См.: Кашанина Т. В. Корпоративное право: Учебник. М., 1999. С. 1.


[Закрыть]
.

Последнее указание (на полезность деятельности корпорации) ставит субъективный оценочный критерий в основу выделения корпорации. «Полезность» той или иной деятельности зависит от того, как это рассматривает оценивающий субъект. Истории правового регулирования деятельности акционерных обществ известен случай, когда именно социальная полезность ставилась в основание признания законным существования корпорации. Речь идет о принятом в июне 1720 г. английским правительством Акта «О мыльных пузырях» (Bubbles Act), в соответствии с которым запрещалось создание «зловредных предприятий». Этот акт действовал более ста лет и был отменен лишь в 1825 г., вместе с тем к ответственности в соответствии с этим актом было привлечено незначительное количество лиц в силу сложности квалификации «зловредности». Видимо, представление о непременной «полезности» деятельности корпорации возникло в сознании современных российских исследователей именно из комментариев этого акта. Полагаю, что в настоящее время критерий полезности не может быть положен в основу отнесения организации к корпорациям в силу его неопределенности и субъективности.

Несмотря на собственное определение корпорации, данное Т. В. Кашаниной в учебнике, автор относит к ней хозяйственные товарищества (являющиеся объединением лиц, а не капиталов, и потому не соответствующие ее определению корпорации), а также производственный кооператив, в котором объединение капиталов также не всегда имеет значение – в нем организационным началом является членство и личное трудовое участие в деятельности. Причем отнесение организационных форм юридических лиц к корпорациям производится ученым вне зависимости от оценки полезности деятельности конкретной организации. В такой ситуации можно констатировать, что предложенный критерий «полезности» не использует и сам его создатель – Т. В. Кашанина. Не выдерживается ею и заданный критерий объединения капиталов. Представляется, что предложенное понятие корпорации, с одной стороны, чрезмерно узко – в части указания на непременную социальную полезность деятельности корпорации. Допускается передача в уставные капиталы хозяйственных товариществ и обществ, помимо имущества, также и неимущественных прав, имеющих денежную оценку (ст. 66 ГК РФ), а последние в понятие «капитал»[13]13
  Понятие «капитал» само по себе для права неопределенное, оно имеет экономическое, а не правовое содержание. В праве используются в качестве специальных терминов «уставный капитал», «целевой капитал» и пр. Таким образом, термин этот включается в качестве составной части в юридические термины, но сам таковым не является.


[Закрыть]
не включаются. С другой – это определение чрезмерно широко. Получается, что понятие «корпорация» полностью совпадает с понятием «хозяйственное общество», а в таком случае одно из них является излишним, исходя из правила «бритвы Оккама», которое в краткой версии звучит: «Не следует множить сущее без необходимости».

Анализ основных определений корпорации, встречающихся в юридической литературе, позволяет сделать вывод, что для выделения корпораций используются различные критерии: 1) наличие членства (участия)[14]14
  См.: Гервагеи Л. Л. Развитие учения о юридическом лице. СПб., 1888. С. 18–24.


[Закрыть]
; 2) образование корпорации путем объединения капиталов[15]15
  См., напр.: Гританс Я. М. Корпоративные отношения: Правовое регулирование организационных форм. М., 2005. С. 5.


[Закрыть]
; 3) объединение значительного числа лиц-участников и крупных капиталов[16]16
  См.: Гущин В. В., Порошкина Ю. О., Сердюк Е. Б. Корпоративное право. Учебник. М., 2006. С. 150.


[Закрыть]
; 4) наличие сложной структуры органов управления[17]17
  См.: Степанов П. В. Корпорации в российском гражданском праве // Законодательство. 1999. № 4. С. 11–15.


[Закрыть]
; 5) общность интересов участников[18]18
  См.: Корпоративное право: Учебник / Отв. ред. И. С. Шиткина. М., 2007. С. 5.


[Закрыть]
; 6) основанность на отделении собственности от управления[19]19
  См.: Кашанина Т. В. Корпоративное (внутрифирменное) право. М., 2003. С. 37.


[Закрыть]
. Критерии эти частично пересекаются, дополняются отдельными авторами иными признаками (например, рассмотренным ранее признаком социальной полезности деятельности корпорации). Представляется, что некоторые из приведенных признаков корпорации в действительности являются лишь вторичными – следствием наличия корпоративной сущности у организации, но не первичными – определяющими эту сущность признаками организации. Следует выявить, в чем первичные признаки корпорации, а что является следствием признания организации корпорацией, т. е. вторичными признаками корпорации.

Несмотря на существенную разницу в определениях корпораций и выделяемых каждым из ученых видов корпораций, можно заметить, что при определении взаимосвязи между корпоративной сущностью и организационной формой большинство авторов приходит к сходным выводам. Так, всеми бесспорно признается корпоративная сущность у акционерного общества, большинство соглашается с тем, что корпорациями являются также общества с ограниченной и дополнительной ответственностью, немногие усматривают корпоративную основу у хозяйственных товариществ (полных и коммандитных) и единицы причисляют к корпорациям производственный кооператив или некоммерческие организации. В ситуации, когда критерии, положенные в основу выделения корпораций, у всех авторов различны, такое единообразие взглядов на виды корпораций вызывает некоторое недоумение. Следует выявить определяющее отличительное свойство акционерного общества, всегда отсутствующее у хозяйственного товарищества, которое позволяет с точностью отличить одну организацию от другой.

Представляется, что все определения корпорации, предлагаемые в юридической литературе, не показывают главное, смысловое отличие ее от иных организаций. Идя по экстенсивному пути перечисления отдельных свойств, присущих корпорации, исследователи как будто бы случайно не выявляют причины существования именно данного набора признаков.

Как отмечалось выше, в связи с тем, что экономисты и юристы, по сути, исследуют одни и те же явления общественной жизни, исходя из разных позиций (с различных углов зрения), целесообразно использовать единообразную терминологию при описании одного явления, что соответствовало бы общей тенденции глобализации и унификации, имеющей место в современных условиях. В этих целях изучим подходы к корпорации в рамках экономической теории.

В научной экономической литературе приводится, например, следующее определение корпорации. Это «фирма, организационные особенности которой обеспечивают управление с учетом мнений и/ или интересов заинтересованных в деятельности фирмы сторон – стейкхолдеров или участников корпоративных отношений»[20]20
  Самосудов М. В. Корпоративное управление: теория корпоративного взаимодействия. М., 2006.С. 286.


[Закрыть]
.

В этом и других подобных определениях, как представляется, верно схвачена суть, не улавливаемая юристами, исследующими понятие корпорации. Корпорация специально структурирована (организована) для обеспечения возможности учета разных интересов. Иначе говоря, в само понятие корпорации заведомо заложена возможность или, вернее, необходимость конфликта этих интересов, а также необходимость и потенциальная возможность их сглаживания посредством специальных приемов, способов. Именно данная черта представляется смыслообразующей для понятия корпорации.

Установить, что организация является корпорацией, можно при обнаружении у нее следующего набора признаков, наличие которого как раз и свидетельствует о внутреннем конфликте, непременно присутствующем в организации:

1) одновременное участие в организации нескольких лиц. Характерной чертой корпоративной организации является потенциальная возможность конфликта между участниками, основа которого заложена именно во множественности участников организации. Каждый из участников входит в организацию со своим имуществом, своей волей и своим интересом. Участники усматривают различные выгоды от собственного участия в организации и зачастую, при совпадении воль на формирование общей уставной цели, однонаправленности воль при определении конкретных действий организации добиться невозможно;

2) несовпадение лиц, внесших вклад в уставный капитал, и лиц, осуществляющих ведение дел организации. Наибольшую эффективность управления имуществом могут обеспечить специалисты, и именно они привлекаются для управления лицами, внесшими вклад в уставный капитал организации. Здесь обнаруживается почва для еще одного несовпадения воль, интересов, задач, а значит – для конфликта между участниками и управляющими[21]21
  Управляющие заинтересованы в устойчивости компании, поскольку с ней связана стабильность их личного положения, в выплате дивидендов и росте стоимости акций они обычно не заинтересованы напрямую. (Подробнее см. об интересах отдельных участников корпоративных отношений: Гущин В. В., Пороги-кина Ю. О., Сердюк Е. Б. Корпоративное право: Учебник. М., 2006. С. 129–137.)


[Закрыть]
. Такое несовпадение вновь требует специальной структуры, позволяющей снять возможность конфликта: ограничить власть управляющих и возможности реализовывать собственные интересы в деятельности корпорации путем установления контроля над действиями управляющих со стороны участников.

Таким образом, осуществление предпринимательской деятельности вызывает объективную необходимость создания специального механизма управления организацией и обусловливает выбор особой формы осуществления коллективной предпринимательской деятельности. Потому особая структура органов управления является следствием корпоративной формы организации, а не признаком такой организации. Выделение в качестве специального признака корпорации объединения значительного числа участников и капиталов представляется нецелесообразным, поскольку при этом основным критерием становится количественное значение «много»-«мало», а в условиях отсутствия указания на конкретные цифры, обозначающие «много», – это неопределенно и необъективно. Общность интересов[22]22
  Отмечаемую отдельными авторами, исследующими корпоративное устройство. Например, в вышеупомянутом учебнике под редакцией И. С. Шиткиной указывается: «Для корпоративного устройства характерна общность интересов участников (членов) организации». (С. 5).


[Закрыть]
как признак корпорации, представляется, выделять неверно, поскольку каждый из участников корпорации имеет собственные интересы, почти никогда не совпадающие с интересами других участников, и уж во всяком случае, в корне отличающиеся от интересов иных субъектов корпоративных отношений: управляющих и самой корпорации. Это различие неоднократно анализировалось в экономической и правовой литературе. Аналогичная мысль содержится в мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. № 681-0-П, в которой указывается: «Поскольку в процессе предпринимательской деятельности акционерного общества могут сталкиваться интересы кредиторов и акционеров, акционеров и менеджмента, акционеров-владельцев крупных пакетов акций и миноритарных акционеров, одной из основных задач законодательства об акционерных обществах является обеспечение баланса их законных интересов» (выделено мной. – С. Ф.). Именно разнонаправленность интересов различных субъектов корпоративных правоотношений и служит основой для возникновения конфликта, снятие которого является главной целью специального корпоративного механизма согласования воль посредством системы органов управления. Можно говорить об общей правовой цели участников, позволившей им объединиться в корпорацию, но эта правовая цель обеспечивает достижение различных интересов. Такая ситуация не является неким уникальным явлением: с помощью одних и тех же юридически значимых действий субъекты права могут решать различные задачи, удовлетворять разные интересы. При этом правовая цель у всех будет единой.

Для иллюстрации можно привести следующий пример: несколько граждан приобретают в магазине по договору розничной купли-продажи тетради. Один из них при этом планирует записать созданное стихотворение – тем самым придать объективную форму произведению, другой – выписать вексель – создать ценную бумагу, самостоятельный объект гражданских прав (как следует из анализа нормативного правового регулирования выпуска векселей, для субъектов не предусмотрено использование специальных бланков), третий – использовать для черновых расчетов, а четвертый, с ее помощью, планирует устроить поджог (то есть совершить преступление). Во всех этих случаях мотивы сделок и интересы будут различаться, но правовая цель будет одинаковой: приобретение права собственности на тетрадь.

Предоставляя имущество или иные предусмотренные законом объекты организации, учредители устанавливают (в уставе) единую цель деятельности организации, но не могут обозначить перечень всех необходимых для достижения цели действий, поскольку каждое следующее действие определяется целой совокупностью условий, заранее не известных учредителям. Поэтому использование предоставленного имущества в общих рамках, заданных уставной целью, должно каким-то образом непосредственно определяться. Для закрепления уставной цели законом предусмотрено непременное единогласие (п. З ст. 9 Закона об акционерных обществах, абз. 4 п.1 ст. 11 Закона об обществах с ограниченной ответственностью), которого возможно добиться, поскольку это общее, главное определение цели и объединило участников, стало интеллектуальной – идейной – базой (основой) для создания организации.

Отмечу, что в управленческой практике принято говорить о «миссии» корпорации – той основной цели, не столь безличной и формализованной, как установленная законодательно для всех коммерческих организаций цель – извлечение прибыли. Обычно, миссия – это недостижимый идеал, к которому корпорация должна стремиться. Формальное закрепление миссии обычно производится в Кодексе корпоративного поведения или иных внутренних документах (например, в кодексе корпоративного поведения ОАО «Аэрофлот» определена его миссия: «ОАО «Аэрофлот», перевозя миллионы российских и иностранных пассажиров и сотни тысяч тонн груза, поддерживает благосостояние своих акционеров, формирует привлекательные условия труда для своих работников, и служит интересам государства и общества в целом, являясь крупным налогоплательщиком, поддерживая и развивая социальные программы, заботясь об экологии и здоровье граждан»).

В то же время надеяться на постоянное единогласие по всем вопросам деятельности организации было бы утопично. Для согласования воль учредителей (участников) и предоставления возможности удаленного контроля за деятельностью корпорации вырабатывается специальная корпоративная структура организации, позволяющая ей (организации) формировать собственную волю, несводимую к воли каждого из участников, и обязывающая ее обеспечивать участников информацией о деятельности. Если все участники лично участвуют в деятельности организации, то специальный механизм обеспечения возможности контроля не требуется, однако механизм согласования воль востребован и в этом случае.

Вместе с тем в случаях, когда для совершения неких правовых действий требуется не согласование воль, а обеспечение единогласия, складывается принципиально иная ситуация – не корпоративный механизм, но множественность лиц объясняют сущность этого явления.

Участие в организации только путем внесения вклада приводит к разделению имущественной и организационной составляющей в деятельности организации: имущество для деятельности организации предоставляют одни, а управление этим имуществом посредством управления деятельностью организации – собственника этого имущества, осуществляют другие – наемные работники, управляющие. Именно отделение интеллектуального, творческого начала предпринимательской деятельности (воплощенного в таких ее признаках, как самостоятельность, инициативность) от имущественной составляющей и составляет сущность корпоративной формы[23]23
  В экономической литературе это свойство корпорации называют по-разному: расщеплением собственности, разделением капитала-собственности и капитала-функции, выделением фиктивного капитала против реального, и пр. О расщеплении собственности пишут и некоторые ученые-юристы (см. напр.: Зинченко С. А., Талое В. В. Правовая природа имущественной основы корпоративных коммерческих организаций // Северо-Кавказский юридический вестник. 2002. № 3. С. 3–25).


[Закрыть]
.

Подводя итоги, можно предложить следующие определения корпорации и корпоративного устройства коллективной предпринимательской деятельности.

Корпорация – это коммерческая организация, созданная несколькими лицами с разнонаправленными интересами и общей целью, путем объединения вкладов и имеющая систему взаимосвязанных внутренних элементов согласования воль и интересов ее участников, позволяющую выработать единую волю организации.

Корпоративное устройство – этот способ устройства коллективной предпринимательской деятельности, при котором имеющиеся структура элементов организации и механизм их взаимодействия позволяют в наибольшей степени удовлетворить интересы всех участников предпринимательской деятельности путем достижения разумного компромисса, основанного на учете степени имущественного участия в предпринимательской деятельности.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Топ книг за месяц
Разделы







Книги по году издания