Книги по бизнесу и учебники по экономике. 8 000 книг, 4 000 авторов

» » Читать книгу по бизнесу Ленд-лиз. Сделка века Натальи Бутениной : онлайн чтение - страница 1

Ленд-лиз. Сделка века

Правообладателям!

Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 9 сентября 2016, 04:01

Текст бизнес-книги "Ленд-лиз. Сделка века"


Автор книги: Наталья Бутенина


Раздел: Экономика, Бизнес-книги


Возрастные ограничения: +12

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Наталья Викторовна Бутенина

Ленд-лиз: сделка века

Посвящаю моим родителям и сестре

Рекомендовано редакционно-издательским советом Государственного университета – Высшей школы экономики


Рецензенты:

доктор экономических наук Н.И. Берзон,

доктор исторических наук Б.М. Шпотов

Введение

В сознании многих людей ленд-лиз (кредит-аренда—англ.) ассоциируется прежде всего с помощью союзников в годы войны. Конечно, поддержка и помощь имели место, и не следует преуменьшать их значение. Но в то же время ленд-лиз включал множество политических и экономических составляющих.

В соответствии с заключавшимися арендными соглашениями осуществлялись поставки самолетов, танков, артиллерии, кораблей, ледоколов, гражданских морских и речных судов, производственно-технологических линий, нефтеперерабатывающего оборудования, станков, легковых и грузовых автомобилей, а также сырья, материалов, продуктов питания, других товаров на сумму более чем 100 млрд. долл, (в современном стоимостном измерении). За счет поставок по ленд-лизу ежегодно в течение войны удавалось высвобождать из производства около 600 тыс. человек и тем самым сокращать армию тыла, увеличивая численность сражавшихся на фронте. Посредством ленд-лиза США осуществляли инвестиции в собственную безопасность.

Соглашение о ленд-лизе строилось на принципах срочности, возвратности, платности, которые присущи кредитным и арендным отношениям. Поэтому ленд-лиз в большей степени следует рассматривать не как помощь, а как платную услугу одного государства другому.

Ленд-лиз является одним из уникальных явлений в новейшей истории экономических отношений нашей страны с Соединенными Штатами и Великобританией. Союзники в экстремальных условиях в годы Второй мировой войны сумели достичь взаимопонимания и на практике эффективно использовать механизм межгосударственных лизинговых отношений.

Надеюсь, что эта книга позволит в новом ракурсе рассмотреть, проанализировать и по достоинству оценить события, происходившие в истории великих стран (Великобритании, СССР, США) в течение последних 60 лет. Давность событий нисколько не умаляет их значимости. Исторический опыт ценен прежде всего тем, что подсказывает, как избежать ошибок, какие законодательные прецеденты следует использовать современным политикам, дипломатам и экономистам.

Исторические рекомендации, как с помощью кредита и аренды в условиях ограниченных финансовых ресурсов начать широкомасштабную операцию по техническому перевооружению российских предприятий на основе примеров достижения прогресса в российско-американских и российско-британских экономических и политических взаимоотношениях, особенно актуальны на современном этапе.

Действительно, ленд-лиз стал историческим примером беспрецедентного дипломатического, военного и экономического сотрудничества стран антигитлеровской коалиции, способствовавшего победе над нацистской Германией.

Закон о ленд-лизе был разработан и принят в Соединенных Штатах в 1940–1941 гг. Основная цель этого законодательного акта – предоставить странам-союзникам (на условиях взаимовыгодного сотрудничества и помощи) военное и гражданское оборудование, сырье, материалы и информационные разработки, необходимые тем странам, чью помощь в войне американский президент Франклин Делано Рузвельт считал жизненно важной для обороны самих Соединенных Штатов.

После вступления США в войну программа ленд-лиза применялась более чем к 40 странам, однако наибольшие объемы поставок направлялись в Великобританию и СССР. Такого масштабного опыта международного экономического сотрудничества история еще не знала.

В отношениях США с Великобританией и Советским Союзом поставки осуществлялись на основе закона о ленд-лизе, в то время как между Великобританией и СССР они претворялись в жизнь в соответствии с взаимными договоренностями – Соглашением о совместных действиях в войне от 12 июля 1941 г.; Соглашением о товарообороте, кредите и клиринге от 16 августа 1941 г.; Программой обратного ленд-лиза.

Существенной особенностью ленд-лиза для нашей страны явился сам факт его применения вопреки имевшим место политическим противоречиям с капиталистическими странами. Общий враг и задачи его уничтожения стали основой для взаимопонимания и личного сотрудничества Франклина Рузвельта, Уинстона Черчилля, Иосифа Сталина, Гарри Трумэна, Клемента Эттли.

В отечественных и зарубежных работах приводились различные оценки ленд-лиза. Как правило, советские историки преуменьшали значимость ленд-лизовских поставок. Делалось это в основном по политическим и экономическим соображениям. В редких публикациях на эту тему (цензурные запреты на ряд тем по ленд-лизу были сняты только во второй половине 1970-х гг.) неизменной оставалась односторонняя оценка ленд-лизовской помощи: ее незначительность, несвоевременность и далеко не лучшее качество[1].

С конца 1970-х гг. в советской историографии постепенно усиливался интерес к ранее закрытой тематике, в частности, появились замечания о положительной роли этих поставок. Однако общий вывод о незначительности западной помощи СССР закрепился в трудах отечественных историков вплоть до конца 1980-х г. (в ряде случаев такая точка зрения высказывается и в начале XXI в.). Только в 1990-е гг. в России стали появляться публикации, позволяющие более точно оценить значимость выполнения отдельных разделов программы ленд-лиза[2].

Ленд-лизовские отношения строятся на основе согласования разнообразных интересов многочисленных сторон, участников. В результате они охватывают огромный пласт широкого круга тем, связанных с политикой, экономикой, техникой, технологией, международным правом, дипломатией и военным делом. Некоторые из этих вопросов нашли отражение в интересных трудах и публикациях Л.В. Поздеевой, В.Я. Сиполса, М.Н. Супруна[3].

Утверждения отдельных западных историков (Р. Лукаса, Г. Моля, Л. Роуза), что мощь и обороноспособность СССР были полностью обеспечены «щедрой американской помощью по ленд-лизу», отражали идеологизированный подход времен «холодной войны». В противоположность этому многими авторами приводится высказывание Г. Гопкинса (помощника президента Ф. Рузвельта): «Мы никогда не считали, что наша помощь по ленд-лизу является главным фактором в советской победе над Гитлером на восточном фронте. Она была достигнута героизмом и кровью русских солдат». Объективно оценивая союзнические поставки, А.С. Орлов и В.П. Кожанов признают их «вполне существенными», хотя и не являющимися решающим фактором победы, как это пытаются изобразить зарубежные авторы.

Вопрос об оценке задержек поставлявшихся материалов в свете конкретных военно-стратегических ситуаций и низком качестве отдельных видов техники постоянно поднимался в отечественной и зарубежной литературе. Вместе с тем вина за некачественную продукцию, если она имела место, должна ложиться на советских военных представителей из закупочных комиссий в Вашингтоне и Лондоне, ответственных за приемку. Наряду с различными видами вооружения в Советский Союз по его специальным заказам направлялось то, в чем он испытывал острейшую необходимость, а именно: высокоточные приборы, которыми оснащалась боевая техника, станки и инструменты для ее изготовления, качественные материалы и дефицитное сырье.

Большинство зарубежных авторов в своих работах по тематике ленд-лиза пользовались лишь американскими или британскими архивными материалами. Сравнения же западных и советских данных проводились в незначительных объемах отчасти потому, что многие материалы стали доступными для исследования лишь в последние десять лет.

При исследовании развития ленд-лизовских отношений мною ставились цели выяснить причинно-следственные исторические и экономические связи при организации межгосударственных отношений, установить объективную оценку значимости ленд-лиза на стадиях его формирования, развития и завершения; а также продемонстрировать, как можно с наибольшей эффективностью применить и в мирное время богатейший опыт военных лет при проведении арендных (лизинговых) операций.

Вместе с тем следует учитывать, что развитие лизинга в мирное время не имело того уровня исторической экстремальности, который был присущ периоду Второй мировой войны. Более спокойное историческое развитие регулировалось в основном договорами между компаниями разных стран. В основе их лежали экономико-правовые принципы. Исторический опыт применения кредита-аренды в военные годы позволяет поставить вопрос об использовании лизинга в Российской Федерации для замены устаревшего оборудования в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве, связи, медицине, коммунальном хозяйстве за счет техники, поставляемой в лизинг (аренду) из-за рубежа. Примечательно, что одним из достоинств лизинга является то, что суммы сделок такого рода не участвуют в подсчете национальной задолженности.

Многие вопросы, рассматриваемые в этой книге, не являлись ранее в России объектом специальных исследований, значительная часть из них не была освещена ни в отечественной, ни в зарубежной литературе. В частности, с учетом определения значимости поставок по ленд-лизу мне удалось привести весомые доказательства того, что Великобритания без американского сырья, авиатехники, различного гражданского оборудования не устояла бы в войне с фашистской Германией. Что касается нашей страны, то такие ленд-лизовские материалы, как авиационная и бронетанковая техника, автотранспортные средства и мототехника, локомотивы и вагоны, радиооборудование, многие виды станков и т. д., способствовали не только военному, но и послевоенному росту армейского и гражданского производства на уровне мировых стандартов. На основе информационно-технологического ленд-лиза с Соединенными Штатами Великобритания и СССР получили схемы разработки новейшей техники или формулы химического производства (выработка щелочной кислоты для производства высокооктанового бензина; вольтаризация нефти для производства необходимых для авиации смазочных материалов), другие производственные технологии. Впрочем, в данной области Англия и США достигли более тесного взаимодействия между собой, чем с Советским Союзом.

Все выводы, представленные в книге, подкреплены соответствующими аргументами и выкладками. Приведены результаты расчетов: влияния ленд-лиза на высвобождение численности работников и на сбережение людских ресурсов; стоимости ленд-лиза к концу войны, к 1951 и 1972 гг.; величины задолженности Великобритании перед США и СССР перед США; объема приведенной к современной (на начало XXI в.) стоимости поставок по ленд-лизу из США в СССР с учетом уровня инфляции и др.

Интересные и неожиданные для себя новинки читатель сможет найти и в приложениях. Из архивных материалов, впервые введенных в научный оборот, в работе использовались документы из фондов Архива внешней политики МИД: заявление Госдепартамента США о переговорах с СССР по вопросу о ленд-лизе от 15 апреля 1947 г.; меморандум от 13 мая 1947 г., касающийся инвентарной оценки ленд-лизовских товаров, находившихся в распоряжении СССР после окончания военных действий против Японии с конца лета 1945 г., и принципов, которыми руководствовались в своих расчетах США; письмо Госдепартамента США нашему послу А.С. Панюшкину от 3 сентября 1948 г., касающееся урегулирования вопроса о полной сумме всех поставленных товаров и о компенсации за ленд-лизовские предметы гражданского типа.

В приложениях представлены также переведенные на русский язык: полный текст закона США о ленд-лизе от 11 марта 1941 г.; Большой договор о ленд-лизе с Великобританией от 23 февраля 1942 г. и Большой договор о ленд-лизе с СССР от 11 июня 1942 г. (оба договора имеют подзаголовок «Соглашение о принципах взаимной помощи в ведении войны против агрессоров между США и страной-получателем»); меморандум А. Идена от 10 сентября 1941 г. и др.

При подготовке настоящей книги использовались и зарубежные архивные материалы: документы Центрального архивохранилища в Великобритании (Public Records Office, PRO, Kew), фонды архива Министерства иностранных дел (F0.371) и Казначейства (Gmd.6311, Gmd.6483, Gmd.6708, Gmd.7547); материалы Национального архива США (National Archives and Records, T1242. Roll. 1; Roosevelt Library. War department, Box/File 27); ряд отчетов и посланий президента США Ф. Рузвельта Конгрессу о поставках по ленд-лизу; отчет Международной экономической администрации; суммарные экспортные отчеты по ленд-лизу, подготовленные Статистическим союзом США.

Для исследования послевоенной роли финансовой аренды в трех странах в качестве источников использовались: ежегодные аналитические отчеты Американской лизинговой ассоциации и материалы Британской ассоциации финансов и лизинга, собранные в фондах Крэнфилдского и Открытого университетов (Великобритания). Все перечисленные материалы содержат сводные таблицы, статистические данные, графики и схемы деятельности компаний в Великобритании и США.

Исторический опыт свидетельствует о том, что ленд-лиз продемонстрировал свою своевременность и полезность. После войны в США и Великобритании успешно применялся опыт военных лет – сдача в аренду промышленного оборудования, авиатехники, транспортных средств и многих других видов имущества для обновления государственных и частных фондов. В СССР долгое время в небольших объемах применялась аренда различных видов техники, но о финансовой аренде (лизинге) в условиях рыночных отношений до начала 1990-х гг. мало кто знал. Спустя десять лет Российская Федерация занимала уже 24-е место в мире и 14-е в Европе по стоимости заключенных договоров лизинга. Исследуемая проблема получила логическое продолжение – от ленд-лиза к лизингу. Удалось выявить примеры проведения современных лизинговых сделок, схожих с операциями ленд-лиза 1941–1945 гг.

Стремление по-новому рассмотреть события, долгое время подвергавшиеся идеологическим запретам или искажавшиеся в угоду скороспелой политической конъюнктуре, основываясь на объективности и здравом смысле, являлось приоритетным при написании этой книги. Что из этого получилось – судить читателю.

Глава 1

Зарождение ленд-лиза

1.1. От изоляционизма к интервенционизму

Сохранение национальной безопасности всегда и во всем оставалось приоритетным для президентов Соединенных Штатов, руководителей партий, многочисленных движений и организаций, являлось их политическим кредо. Так было и в предвоенные 30-е гг. прошлого века. Соглашаясь в главном – необходимости защитить национальные интересы страны, политики вместе с тем спорили о формах и методах достижения этой высокой цели. Одни предлагали придерживаться курса изоляционизма, т. е. строгого нейтралитета и невмешательства в дела воюющих сторон. Другие считали наиболее верным оказывать экономическую помощь и политическую поддержку странам, становившимся союзниками США, и тем самым занимали позицию интервенционизма.

В течение 1934–1939 гг. в США были последовательно приняты четыре закона, сформировавшие нормативно-правовую основу нейтралитета страны[4]. Так, согласно первому закону о нейтралитете (закон Джонсона 1934 г.) «О невыполнении долговых обязательств» («Debt default act») было блокировано предоставление каких-либо кредитов Великобритании, не погасившей прежних задолженностей на сумму 4600 млн. долл. Конгресс США отказал в кредитах и ряду других стран, которые не рассчитались по своим долгам, образовавшимся еще со времен окончания Первой мировой войны. Такой подход, в частности, был применен к Франции и Италии, поскольку их долги составляли соответственно 3999 и 2015 млн. долл[5].

Второй закон о нейтралитете был принят в августе 1935 г. Он обязывал президента США наложить эмбарго на продажу оружия всем государствам, участвующим в какой-либо войне. Кроме того, закон разъяснял гражданам США, что, совершая поездки на кораблях воюющих наций, они подвергают себя опасности. Принятию этого закона предшествовала полемика между различными антивоенными организациями Соединенных Штатов. Их лидеры 27 августа 1935 г. направили Рузвельту телеграмму, смысл которой сводился к тому, что подлинный путь к миру лежит через его активную защиту, т. е. через участие США в системе коллективной безопасности. Авторы телеграммы призывали президента заявить, что законодательство о нейтралитете никак не отразится на американской решимости защитить Пакт против войны (принятый еще в 1928 г.), основой которого являлся отказ от военных действий как средства национальной политики и который содержал важные, но негарантированные международно-правовые нормы, направленные против агрессора[6]. Однако в то время президент только принял к сведению текст полученной телеграммы и посчитал новый законопроект вполне приемлемым и отвечающим интересам своей страны.

Третий закон о нейтралитете вступил в силу с 1 мая 1937 г. Инициатива его принятия исходила от Конгресса, который стремился существенно ограничить возможности президента в вопросах внешней политики. Президент теперь мог только констатировать факт, что та или иная страна находится в состоянии войны. В результате поле деятельности Рузвельта ограничивалось принятием лишь отдельных решений, например, предоставлять ли на два года Великобритании уступку «cash & carry» (уплати наличными и вывози – англ.), касающуюся порядка приобретения вооружений, или нет.

Запреты на отношения США с воюющими странами касались:

1) вывоза оружия, боеприпасов и военного снаряжения;

2) предоставления кредитов и займов;

3) поездок американских граждан на кораблях воюющих стран;

4) перевозки американскими судами оружия в воюющие государства;

5) вооружения американских торговых судов;

6) обязательного распространения эмбарго на страны, оказавшиеся вовлеченными в уже ведущуюся войну[7].

Следствием американского нейтралитета в Европе стало укрепление позиций Италии и Германии и расширение масштабов их интервенции против Испанской республики. Действительно, 11 августа 1936 г. Госдепартамент опубликовал циркуляр, в котором со ссылкой на закон о нейтралитете заявлялось о решении правительства «строго воздерживаться от вмешательства в злополучную испанскую ситуацию»[8]. Но когда в июле 1937 г. началось вторжение Японии в Китай, то это поставило перед Соединенными Штатами ряд серьезных проблем, для решения которых законодательство о нейтралитете, ориентированное прежде всего на Европу, оказалось неприемлемым. В данном случае США вынуждены были отказаться от применения закона о нейтралитете, чтобы ограничить японскую экспансию.

Предлогом для отказа от применения закона о нейтралитете в японо-китайской войне послужило то, что японский агрессор формально войны не объявлял. Соединенные Штаты добивались сразу двух целей. Во-первых, осуждая действия Японии, США старались не очень обострять с нею отношения. Они надеялись ограничить японскую экспансию и отсрочить американо-японский конфликт до прояснения европейской ситуации. Во-вторых, неприменение нейтралитета позволило бы продолжать японо-американскую торговлю, в которой были заинтересованы ряд крупных американских компаний. В результате Япония еще долго импортировала из США нефть и другое важное для себя стратегическое сырье.

Существенным негативным последствием проводившейся международной политики США стало и то, что американцы на весь предвоенный период связали свой нейтралитет с англо-французским «невмешательством» в действия Германии. Итогом общего курса трех крупнейших западных держав стало Мюнхенское соглашение и развязывание рук агрессоров.

Вместе с тем, поскольку стало очевидным, что законодательные акты о нейтралитете не являются полной гарантией от неучастия США в войне, в американской промышленности начались постепенная перестройка на военный лад и развертывание военного производства. Деловые люди нутром почувствовали необходимость в подобных шагах.

К 1933 г., когда к управлению страной пришла администрация Франклина Делано Рузвельта, военный флот США по составу кораблей и общей боеспособности значительно уступал флотам других стран. Причин здесь было несколько. Во-первых, с 1920 г. Соединенные Штаты проводили политику разоружения на море в соответствии с соглашением пяти держав, заключенным на Вашингтонской конференции; во-вторых, не осуществлялась модернизация устаревших кораблей и оборудования. Такую ситуацию следовало как можно скорее менять, и поэтому с 1933 по 1940 г., т. е. за семь финансовых лет, на нужды военно-морских сил было израсходовано на 1 млрд. долл, больше, чем за такой же промежуток времени до 1933 г. За счет полученных ассигнований удалось укомплектовать 215 боевых кораблей (это почти в 7 раз больше, чем за предыдущие семь лет), в том числе 12 крейсеров, 63 эсминца, 26 подводных лодок, 3 авианосца, 2 канонерские лодки, 7 крупных вспомогательных судов. Состав военно-воздушных сил в 1933 г. насчитывал 1127 действующих самолетов, к 1940 г. это число возросло до 2892. В армии США в 1933 г. состояло 122 тыс. человек, а к 1940 г. эта цифра удвоилась[9].

Принятие законодательства о нейтралитете, по мнению многих политиков, ставило в неравное положение агрессора и жертву агрессии и, что было самым главным, являлось «явным приглашением великой и могущественной державы напасть на слабую»[10]. Президент Рузвельт сумел оценить изменившиеся обстоятельства, и поэтому начиная с весны 1939 г. Соединенные Штаты шаг за шагом стали менять курс и освобождаться от связывавших их обязательств по нейтралитету. Это было крайне важно для того, чтобы предоставлять помощь подвергшимся нападению странам и тем самым обеспечивать безопасность собственной страны.

Летом 1939 г. Комиссия Конгресса по обороне разработала двухлетний план военного производства, который предполагал выпуск к июлю 1942 г. 26 тыс. самолетов для США и 14 тыс. – для Великобритании, что должно было более чем в 20 раз превысить существовавший уровень их производства в США[11].

Война в Европе заставила правительство США не только ускорить реализацию военной программы, но и подумать об обеспечении безопасности своих границ на дальних к ним подступах. Требовалось создание системы эшелонированной обороны страны. 4 ноября 1939 г. президент подписал последний, четвертый закон о нейтралитете. Однако по существу этот закон был антинейтральным, так как он отменял эмбарго на продажу оружия странам, воевавшим против фашистской Германии[12]. В первую очередь это относилось к Франции и Великобритании, ставшими в то время, по выражению Рузвельта, «передним краем обороны США»[13]. В то же время пересмотр норм прежнего закона не распространился на участников японо-китайской войны, и Япония, как и раньше, продолжала покупать в США необходимые ей стратегические товары.

Одновременно с пересмотром закона Ф. Рузвельт объявил Северную Атлантику зоной боевых действий, в которой запрещалось плавание американских судов. По-прежнему исключалась возможность предоставления займов воюющим странам и передвижение американцев на их судах. Вместе с тем решение Рузвельта о запрете для своих судов пользоваться морскими путями в Северной Атлантике невольно содействовало германской блокаде Великобритании.

После победы немцев под Дюнкерком и капитуляции Франции в мае 1940 г. Вашингтон решил сделать ставку на оказание помощи Великобритании. Рузвельт и новый премьер-министр Великобритании Уинстон Спенсер Черчилль, занимавшийся в этот момент еще и формированием нового военного кабинета, понимали, что германской агрессии можно противопоставить только силу англо-американского союза. Требовалось разработать стратегический план установления союзнических отношений, всесторонне обосновать его, убедить американский народ и, что очень важно, Конгресс США в правильности принятого решения. Это было делом непростым, так как сближение с Великобританией в послемюнхенский период сопровождалось дальнейшим ухудшением отношений Соединенных Штатов с Германией, Японией и Италией. Однако другого пути не было. Именно в это время из Германии был отозван посол США X. Вильсон.

Развитие военных действий в Европе, рост напряженности на Дальнем Востоке и в Азии поколебали позиции части изоляционистов. По мере распространения очагов напряженности и военных действий в этих регионах мира чаша весов склонилась в пользу более гибкого, интервенционистского курса[14]. Члены кабинета призывали Рузвельта к увеличению ассигнований на производство различных видов военной техники. В меморандуме, направленном президенту 15 мая 1940 г., заместитель военного министра Джонсон подчеркнул необходимость вдвое увеличить строительство новых самолетов, доведя их производство до 19 тыс. в год. Однако сам президент посчитал, что этого явно недостаточно. В послании Конгрессу 16 мая 1940 г. он заявил, что граница американской безопасности переместилась с Рейна в Атлантику. Современное развитие авиации делает вполне реальным воздушное нападение на США, так как от Гренландии до восточного побережья Америки было 5 часов полета, от Бермудских островов – 3 часа, от Аляски до Калифорнии – 4–5 часов. Вот почему вполне закономерным стал вывод Рузвельта: «Я хочу, чтобы в стране строилось по крайней мере 50 тысяч самолетов в год»[15].

В результате президент просил Конгресс ассигновать для этих целей 1 млрд. долл. Однако уровень интервенционизма в Конгрессе оказался даже выше президентского, и Конгресс решил выделить более 1,5 млрд. долл. После капитуляции Франции президент предложил производство танков профинансировать в объеме 700 млн. долл., а Конгресс более чем удвоил запрашиваемую сумму и предоставил 1,7 млрд. долл. Кроме того, с июня по сентябрь 1940 г. Конгресс принял несколько финансовых законопроектов, которые довели военный бюджет до 10,5 млрд, долл., увеличив его таким образом в 5 раз. Немаловажное значение имело и то обстоятельство, что из общей суммы американских инвестиций (прямых и портфельных) в зарубежные страны, составлявшей в то время 12 млрд, долл., свыше 5 млрд. долл, были размещены в Британской империи[16]. Осознавая необходимость оказывать помощь Великобритании, Соединенные Штаты делали это очень взвешенно и расчетливо, стараясь сохранить при этом возможность для политического и экономического маневра.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Топ книг за месяц
Разделы







Книги по году издания