Книги по бизнесу и учебники по экономике. 3 300 книг, 1800 авторов.

» » Читать книгу по бизнесу Говори, вдохновляй: Как завоевать доверие слушателей и увлечь их своими идеями Саймона Ланкастера : онлайн чтение - страница 1


Книги по году издания


Говори, вдохновляй: Как завоевать доверие слушателей и увлечь их своими идеями

Правообладателям!

Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 28 апреля 2017, 04:05

Текст бизнес-книги "Говори, вдохновляй: Как завоевать доверие слушателей и увлечь их своими идеями"


Автор книги: Саймон Ланкастер


Раздел: Зарубежная деловая литература, Бизнес-книги


Возрастные ограничения: +16

Текущая страница: 1 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Саймон Ланкастер
Говори, вдохновляй: Как завоевать доверие слушателей и увлечь их своими идеями

Simon Lancaster

WINNING MINDS

Secrets From the Language of Leadership

Книга впервые опубликована на английском языке импринтом Palgrave Macmillan, в составе издательства Macmillan Publishers Limited. Перевод подготовлен и опубликован по лицензии Palgrave Macmillan. Все права автора на данное произведение защищены.


© Simon Lancaster 2015

© Бавин С., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление.

ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2017

Азбука Бизнес®

* * *

Саймон Ланкастер – универсал. Успешный государственный служащий, блестящий спичрайтер, одаренный музыкант и фантастический автор. Если хотите понять, почему моя характеристика нарушает риторический прием «триколон», – прочитайте эту замечательную книгу.

Алан Джонсон, член парламента, бывший министр образования Великобритании

Стиль и содержание этой книги позволяют проникнуть в самую суть явления.

Ричард Соломонс, генеральный директор InterContinental Hotels Group PLC

Автор с потрясающей ясностью раскрывает простые техники, которыми пользуются великие мастера коммуникации, чтобы манипулировать нашими эмоциями.

Питер Уолнесс, генеральный директор NSPCC

Эта книга – дружеский, доступный и чрезвычайно увлекательный разговор, во время которого Саймон Ланкастер в своем характерном стиле показывает нам, как создавать убедительные речи: он пишет ясно, лаконично и с юмором. Здесь искусно сочетаются факты и занимательность повествования, поразительные находки из области нейробиологии соседствуют с забавными историями Саймона из его опыта работы спичрайтером.

Джонатан Чартерис-Блэк, профессор лингвистики, Университет Западной Англии

Это важный источник информации для тех, кто работает в области корпоративной коммуникации, и для тех, кто хочет научиться различать правду и ложь.

Профессор Дж. Пауэлл, центр ораторского искусства Royal Holloway, Лондонский университет

Лотти и Элис

Будьте такими, какими хотите, делайте то, что хотите, идите туда, куда хочется, я всегда рядом



Предисловие
Завоевание умов – секретная наука языка лидерства

26 июля 2012 г. мы с Люси, моей женой, оказались в лондонском Гайд-парке в числе четверти миллиона человек, отмечавших открытие Олимпийских игр. Был прекрасный летний день; напитки лились рекой, Диззи Раскал зажигал с песнями «Bassline Junkie» и «Bonkers»… Но затем на сцене появился мэр Лондона Борис Джонсон. При виде политика толпа неодобрительно заворчала, кто-то выкрикнул: «Кретин!» Некоторые достали телефоны и стали записывать видео.

Меня нельзя назвать поклонником Бориса: большую часть своего политического опыта я приобрел, работая по другую сторону барьера, с другим Джонсоном – Аланом. Однако в тот день Борис меня просто потряс: всего за три минуты враждебно настроенная толпа впала в истерический восторг. Это был мастер-класс по языку лидерства.

Я никогда в жизни не видел ничего подобного. Всеобщее возбуждение нарастает с такой скоростью, что счетчик Гейгера из-за олимпиадомании просто зашкалило бы. Люди приезжают со всего света, и они видят нас, видят величайший город Земли. Верно?

Приезжают и такие, кто ничего не знал о том, сколько мы сделали, чтобы подготовить Лондон к этому событию.

Слышал, есть один парень, Митт Ромни, который хочет знать, готовы ли мы. Готовы ли мы? Да! Мы готовы! Все места готовы, стадион готов, водный центр готов, велодром готов; службы безопасности готовы, полиция готова, транспортная система готова – и команда спортсменов Великобритании готова! Верно?

У нас будет больше золота, серебра и бронзы, чем потребуется для обеспечения финансовой помощи Греции и Испании вместе взятым.

Заключительный вопрос. Можем ли мы провести величайшие в истории Олимпийские игры?

Беспокоит ли нас погода? Нет! Погода нас не беспокоит.

Можем ли мы обойти Францию? Да, можем! Можем ли мы обойти Австралию? Да, можем! Можем ли мы обойти Германию? Я думаю, можем.

Спасибо всем! Желаю чудесно, чудесно провести время в Лондоне-2012. Большое спасибо за поддержку!

Посмотрите это на YouTube – серьезно – и убедитесь сами, как искренне меняется настроение толпы. Обратите внимание на первые неуверенные смешки. Обратите внимание, как захлестывает толпу волна энергии. Обратите внимание, как все подхватывают рефрен «Да, мы можем!» – и как под конец толпа спонтанно взрывается аплодисментами и начинает скандировать: «Борис! Борис! Борис!»

Мы с Люси тоже скандировали: «Борис, Борис!» – а потом перестали. Внезапно мы пришли в себя. «Черт побери, что это было?» – спросила Люси. «Наркоз», – ответил я. И это было правдой: речь воспринималась на эмоциональном уровне, но реакция на нее происходила на химическом. Несколько фраз Бориса вызвали у всех кайф, безотчетное возбуждение. Что произошло?

Речь Бориса стимулировала выброс в мозг трех мощных нейромедиаторов. Первый из них – серотонин, гормон хорошего настроения. Серотонин заставляет нас чувствовать себя увереннее, сильнее, энергичнее; некоторые антидепрессанты имитируют его эффект. Выделению серотонина способствует похвала – и Борис льстил нам сверх меры, говоря о нашем великом городе, нашей великой стране и наших великих спортсменах.

Второй нейромедиатор, который он активизировал, – окситоцин, гормон любви. Этот гормон вызывает ощущение тепла, неги и безопасности. Окситоцин выделяется естественным образом, когда мы ощущаем близость с другими людьми – соприкасаясь руками, обнимаясь, занимаясь сексом или – о да! – слушая речь Бориса. Борис объединил толпу, постоянно употребляя местоимение первого лица во множественном числе: он все время говорил не «я», а «мы». И это было не «мы, Консервативная партия», что можно было ожидать от политика, – это было «мы, Великобритания». Он также объединил нас, напоминая, кому мы противостоим: высокомерному Митту Ромни, южноевропейским странам-банкротам и, разумеется, немцам. Есть ли лучший способ объединить четверть миллиона британцев, чем упомянуть немцев?

Третий нейромедиатор, который он стимулировал, – это дофамин, гормон вознаграждения. Дофамин позволяет нам чувствовать себя прекрасно. Дофамин вырабатывается в организме в большем или меньшем количестве в зависимости от того, насколько оправдываются наши ожидания; Борис же превзошел все ожидания аудитории. Вместо политического заявления, полного самовосхвалений, мы получили краткий взрыв патриотической лихорадки, приправленной такими безумствами, как «олимпиадомания» и «слететь с катушек».

Можно сказать, что речь Бориса была подобна приему всех мыслимых и немыслимых антидепрессантов. В тот день в Гайд-парке настроение у людей было еще более приподнятым, чем на концерте Rolling Stones в 1969 г., – и эффект оказался поразительным: мы все ощутили единство, гордость и непобедимость. Совершенно чужие друг другу люди обменивались приветствиями как старые знакомые, с глупыми улыбками восклицали: «Борис – славный малый!» и «Легендарно!». Волна эйфории была сопоставима с эмоциями, которые может вызвать рок-концерт или евангельская проповедь.

Но, как обычно, после взлета происходит падение – ломка, это жалкое состояние. Больше не выделяется никаких бодрящих веществ, в организме остаются одни токсины, и мы чувствуем себя отвратительно. Но именно в глубинах депрессии настоящий лидер черпает силу – потому что, когда наступает ломка, возникает жажда снова ощутить кайф. А когда мы жаждем нового кайфа, к кому мы обращаемся? Правильно: к тому, кто дал нам возможность ощутить его в прошлый раз.

Вот что влечет людей к своему лидеру – им хочется чем-то гордиться, хочется ощутить единение. Они уже подсели на него и жаждут очередной дозы. Это – то, что дает лидеру власть, его секретный договор: я удовлетворю ваши эмоциональные потребности, но в ответ вы обеспечите мне поддержку. Это – контракт. Это – сделка. Это – основа языка лидерства.


Рождество-2014. Я в «Красном льве» – уютном, теплом пабе в самом центре национального парка Брекон-Биконс; в камине гудит огонь, я сижу в большом кожаном кресле… Я приехал сюда поработать над статьей о лидерстве. Группа парней за соседним столиком шумно обсуждает, сколько нужно выиграть в лотерею, чтобы перестать работать. Один из них поворачивается ко мне: «Сколько процентов набежит в год с миллиона фунтов?» – «Тысяч тридцать», – отвечаю я. Парень расплывается в улыбке: «О! На тридцать тысяч можно купить дом в Мертир-Тидвиле»[1]1
  Мертир-Тидвил – провинциальный город в Уэльсе. – Прим. ред.


[Закрыть]
. Встревает другой: «Ага, а что ты будешь делать со следующими двадцатью девятью?» Все хохочут. Меня приглашают присоединиться к ним.

Следующие два часа наша беседа крутится вокруг недавних событий – от закрытия шахт в Южном Уэльсе до иммиграции из Центральной и Восточной Европы и сложных взаимоотношений с арабским миром. Меня поражает, сколько раз в этой беседе всплывают имена различных лидеров: это и Артур Скаргилл («Что происходит с этим лохматым?»), и Маргарет Тэтчер («у нее бес в глазах»), и Майкл Хезелтайн («Он выступал против однополых браков?»), и Барак Обама («говорят, он может ходить по воде»), и Дэвид Кэмерон («я бы пустил ему пулю в лоб»), и Найджел Фараж («Он неонацист. Это имеет значение?»), и Эд Милибэнд («законченный клоун»), и Эд Болс («У него такой видок, будто его кипятком ошпарили»).

Образы лидеров вызывают сильные эмоции – как позитивные, так и негативные; они глубоко задевают нас. В данный момент ощущается мировой кризис в лидерстве{1}1
  В преддверии Всемирного экономического форума в Давосе, Швейцария, проводится опрос около 1500 участников Совета по глобальной повестке дня для определения важнейших проблем, стоящих перед мировым сообществом. Опрос 2015 г. показал, что нехватка лидеров стала одной из трех основных мировых проблем – после неравенства доходов и постоянного роста безработицы; 86 % респондентов согласились, что мир сейчас переживает кризис лидерства. Важнейшая проблема – доверие: по десятибалльной шкале, где 0 – полное отсутствие доверия, а 10 – полное доверие, лидеры некоммерческих и благотворительных организаций оказались единственными, кто получил оценки выше 5. Во всех остальных областях оценки оказались ниже 5. Меньше, чем лидеры бизнеса, политики и СМИ, получили только религиозные лидеры. См.: http://reports.weforum.org/outlook-global-agenda-2015/top-10-trends-of-2015/3-lack-of-leadership/. Доступ 05.02.2015.


[Закрыть]
 – это очевидно и по разговорам в британских пабах, и по восстаниям в Южной Америке, и по волнениям на Ближнем Востоке. Мир нуждается в лидерах. Без лидеров прогресс цивилизации может остановиться.

Выдающееся лидерство, по сути, – это выдающиеся способности устанавливать контакты. Брэнсон. Обама. Джобс. Роддик. Тэтчер. Блэр. Нельзя стать выдающимся лидером, не будучи выдающимся собеседником. Но сегодня устанавливать контакты труднее, чем когда-либо: люди все больше времени проводят, глядя на экраны телефонов, чем на своих лидеров, и это – проблема, которую необходимо решать.

Хорошая новость заключается в том, что существует язык лидерства: секретный набор физических, вербальных, вокальных знаков и сигналов, насчитывающий десятки тысяч лет и определяющий, кому суждено занять ведущие позиции в политике и бизнесе. В прошлом многие пытались расшифровать этот язык, но только сейчас, благодаря новейшим открытиям в нейробиологии и психологии, мы с гораздо большей уверенностью можем сказать, что и как действует.

Эта книга – инструкция по овладению языком лидерства. Она открывает сокровищницу подсказок, уловок и методик, которые вы можете сразу же использовать, чтобы эффективно вдохновлять, увлекать и вести людей за собой.

Но, прежде чем перейти ко всему этому, позвольте мне забрать вас из того маленького паба в Уэльсе и перебросить на две с половиной тысячи лет назад в Афины – из «Красного льва» в древнегреческую таверну. Теперь вокруг нас – мужчины в хламидах, прихлебывающие из кубков красное вино и ведущие такие же некорректные разговоры, свидетелями которых мы были в Уэльсе. Давайте присядем, насладимся бокалом вина и попробуем местные оливки. А вон там, в углу, видите серьезного человека, который что-то пишет? Это Аристотель. А книга, которую он пишет, называется «Риторика».

«Риторика» Аристотеля

Несмотря на то что с тех пор в человеческой культуре произошло множество перемен и появились самые разнообразные технологии, «Риторика» Аристотеля, на мой взгляд, остается лучшим руководством по искусству коммуникации. Многие твердят о Макиавелли и Дейле Карнеги, но, насколько я могу судить, Аристотель – настоящий мастер. «Риторика» – результат не научных выкладок, а простых наблюдений, и, что самое поразительное, он сделал их еще на заре человеческой цивилизации.

Аристотель утверждал, что для идеальной коммуникации требуются три компонента: этос, пафос и логос (как вы вскоре обнаружите, все великие вещи приходят триадами). А если эти термины вам не очень понятны, поясню: этос означает доверие, пафос – эмоции, логос – это логика, или видимость логики (Аристотель настаивал, что имеет значение лишь видимость логики: настоящая научная логика для речи не обязательна).

И это правильно, не так ли? Потому что этос, пафос и логос связаны с ответами на три извечных вопроса, которые возникают в любой группе людей, оценивающих потенциального лидера: «Можно ли ему доверять?» (этос), «Волнует ли меня то, что он говорит?» (пафос) и «Прав ли он или хотя бы правдоподобен?» (логос).

Выдающийся лидер должен получить на все эти три вопроса безоговорочное «да». Это как три вишенки в игровом автомате – одной совершенно недостаточно, так же как и вам недостаточно только репутации честного парня или исключительно захватывающих эмоций. Необходимы все три компонента.

Представьте себе трехногую табуретку: если одна ножка сломается, табуретка упадет. Аналогично – если люди не доверяют лидеру (отсутствует этос), их уже совершенно не волнует его аргументация (отсутствует пафос) и они будут сомневаться в его правоте (отсутствует логос). Соответственно, если их не задевает то, о чем он говорит (пафос), они будут с недоверием относиться к его личности (этос) и не станут слушать его аргументы (логос). И если кто-то говорит откровенную неправду (логос), то это вызовет сомнения в его порядочности (этос) и эмоциональную невосприимчивость (пафос).

«Риторика» Аристотеля дает возможность сразу же увидеть важную проблему современной коммуникации: сейчас все внимание сосредоточено на выстраивании правильной логики, а личность и эмоции остаются в стороне. Нас учили игнорировать последние два компонента выступления лидера: демонстрировать эмоции якобы непрофессионально, а говорить о себе – слишком эгоистично. Но эти два компонента, как говорил Аристотель, необходимы, и их отсутствие определяет кризис современного лидерства.

Лишь каждый пятый опрошенный верит, что лидеры политики и бизнеса говорят правду{2}2
  Есть ряд опросов о доверии на национальном и глобальном уровне. Самый авторитетный в Великобритании – «Индекс правдивости» (Veracity Index), измеряющий степень доверия к представителям ряда важнейших профессий с 1983 г., принадлежит организации Ipsos MORI. Вопрос формулируется так: верите ли вы, что представители той или иной профессии в целом говорят правду, или нет. В 2014 г. лишь 16 % верили, что политики говорят правду, 32 % верили, что лидеры бизнеса говорят правду. См.: https://www.ipsos-mori.com/researchpublications/researcharchive/15/Trust-in-Professions.aspx. Доступ 05.02.2015. Агентство Edelman PR проводит глобальные исследования уровня доверия по всему миру. В 2015 г. «Барометр доверия» Edelman показал снижение уровня доверия по сравнению с предыдущим годом. Количество стран с институтами, которым доверяет информированная публика, упало до рекордно низкого уровня. См.: http://www.edelman.com/insights/intellectual-property/2015-edelman-trust-barometer/trust-around-world. Доступ 05.02.2015.


[Закрыть]
. Только 13 % респондентов увлечены своей работой{3}3
  Gallup’s State of the Global Workplace Report. Здесь описывают заинтересованных сотрудников как людей, которые работают с энтузиазмом и чувствуют глубокую связь со своей компанией. Они предлагают инновации и движут организации вперед. Незаинтересованные сотрудники лишь «отмечаются» на работе. Они дремлют в течение рабочего дня, вкладывая в работу время, но не энтузиазм. Активно незаинтересованные сотрудники не просто страдают на работе – они активно демонстрируют свои страдания. Каждый день такие сотрудники подрывают то, что удается совершить их заинтересованным коллегам. См.: http://www.gallup.com/businessjournal/166667/five-ways-improve-employee-engagement.aspx. Доступ 05.02.2015.


[Закрыть]
. Люди сейчас больше времени проводят в интернете, чем в реальном общении{4}4
  OFCOM, британский регулятор в области коммуникаций, публикует ежегодный доклад об использовании медиа и отношения к ним. Уже несколько лет доклад показывает экстраординарный рост использования медиа с помощью различных устройств. См.: http://stakeholders.ofcom.org.uk/market-data-research/other/research-publications/adults/adults-media-lit-14/. Доступ 05.02.2015.


[Закрыть]
.

Возрождение риторики может помочь справиться с текущим кризисом. Я заявляю об этом не от большой любви к Античности, а потому, что достижения психологии и нейробиологии подтверждают правоту теории Аристотеля.

Античная риторика и современная нейробиология

Теперь, если не возражаете, я заберу вас из древнегреческой таверны – можете прихватить с собой пару оливок на дорогу – и переброшу в Италию, в Парму, в 1994 год. Мы находимся в современнейшей лаборатории, напичканной сканерами мозга и компьютерами, посреди которой стоит итальянский нейробиолог Джакомо Риззолатти. Добродушный, с серебрящейся сединой, он выглядит именно так, как должен выглядеть настоящий ученый: белый халат и немного безумный взгляд, точно у Дока из фильма «Назад в будущее». Но Риззолатти не чокнутый; он – один из величайших нейробиологов в мире. Сегодня он занимается двигательной координацией: наблюдает за деятельностью мозга обезьян, в то время как они чешут себя в разных местах.

День жаркий. Риззолатти идет к холодильнику, достает мороженое, откусывает – и в этот момент сканер подает сигнал. Хм… Риззолатти оборачивается и смотрит на показания прибора: они свидетельствуют об активности в той части мозга обезьяны, которая связана с едой. Он откусывает еще мороженого – сканер опять подает сигнал. Ученый повторяет процесс несколько раз, и каждый раз реакция повторяется. Риззолатти задумывается. Очень необычно: даже притом что обезьянка абсолютно статична, совершенно ясно, что ее мозг воображает, будто она тоже ест мороженое одновременно с Риззолатти. Обезьяна мысленно повторяет его действия.

Это было очень важным событием, серьезным научным прорывом, который происходит примерно раз в полвека: открытие Риззолатти стоит в одном ряду с открытием ДНК. Идея, ставшая ясной в тот день, заключается в следующем: когда люди видят целенаправленные действия других людей, эти действия отражаются в их мозгу, и мозг реагирует так, словно это он сам исполняет эти действия.

Это привело к появлению нового термина – «зеркальные нейроны». Эти нейроны дают ответ на всевозможные, ранее необъяснимые явления: почему мы морщимся, когда видим, как кто-то другой саданул себя молотком по пальцу? Почему чувствуем разочарование при виде человека, опоздавшего на автобус? Почему после гибели принцессы Дианы миллионы людей пошли и купили ту поистине кошмарную версию песни «Свеча на ветру» (Candle in the Wind)? Едва узнав о существовании зеркальных нейронов, вы видите подобные проявления всюду: вот толпа одновременно начинает двигаться то быстрее, то медленнее, а вот зевок одного участника вечеринки непроизвольно вызывает зевоту у всех окружающих. Все это благодаря действию зеркальных нейронов.


Рис. 1. Структура мозга

Автор всех иллюстраций – Пол Рейни (pbrainey.com).


С тех пор в развитие нейробиологии были вложены миллиарды фунтов, и она уже превратилась в новый рок-н-ролл. Существует нейроторговля, нейромаркетинг, а скоро, пожалуй, появится и нейромантика – хорошая новость для группы Spandau Ballet. Нейробиология предоставила нам беспрецедентную возможность увидеть внутреннюю работу мозга – а это значит, что на важнейшие вопросы, которые раньше были лишь предметом предположений, теперь можно ответить с научной точностью.

Меня как спичрайтера поразило, насколько тесно нейробиология связана с античной риторикой. Большая триада Аристотеля идеально совпадает с большой триадой нейробиологии – инстинктивным, эмоциональным и логическим мозгом.


Давайте рассмотрим структуру мозга и разберемся, что к чему (см. рис. 1).

Инстинктивный мозг

Инстинктивный мозг располагается в основании мозга; его еще можно назвать интуитивным, подсознательным или рептильным мозгом. Эта древнейшая – и очень впечатляющая часть мозга, сформировавшаяся пять миллионов лет назад, не только невероятно активная – отвечает за 95 % всей мозговой деятельности, но и невероятно мощная: действует в 80 000 раз быстрее логической части мозга, при этом без всяких сознательных усилий с нашей стороны.

Такая высокая эффективность этой части мозга обусловлена еще и тем, что от нее в буквальном смысле зависит наше существование. Инстинктивный мозг обеспечивает наше выживание не только как индивидов, но и как расы, вида, и у него есть полномочия в случае необходимости отменять действия любых других частей мозга. В конце концов, что может быть важнее, чем выживание?

Инстинктивный мозг обеспечивает наше выживание двумя способами. Прежде всего он контролирует биение сердца, циркуляцию крови, работу легких – это всем известно; но есть и другая функция, гораздо менее известная. Инстинктивный мозг работает как встроенный ангел-хранитель, как невероятно продвинутая система видеонаблюдения с тысячами камер, которые, вращаясь, делают снимки, сопоставляют их с предыдущими записями, а затем отправляют мощные импульсы в остальные отделы мозга. В итоге нас инстинктивно влечет к людям и ситуациям, которые воспринимаются как безопасные и доставляющие удовольствие, и столь же инстинктивно отталкивает от людей и ситуаций, которые воспринимаются как опасные. Разве это не здорово?

Ну… Это было бы действительно здорово, если бы не одна проблема: окружающий мир за последние пять миллионов лет изменился до неузнаваемости – в отличие от инстинктивного мозга. Инстинктивный мозг по-прежнему считает нас неандертальцами, бродящими по саванне, хотя на самом деле мы лежим на диване, похрустывая чипсами, управляемся с мобильным телефоном и смотрим телевизор.

Лидеры обращаются к потребностям инстинктивного мозга и предлагают людям безопасность и вознаграждение. Но, прежде чем уяснить механизм этого процесса, давайте сделаем шаг вперед и присмотримся к следующему уровню: к эмоциональному мозгу.

Эмоциональный мозг

Одно упоминание слова «эмоции» в профессиональном контексте способно вызвать сильное раздражение. «Эмоция» – понятие уничижительное, «женское» (что подтверждает мое предыдущее высказывание о том, что человечество все-таки не ушло далеко от неандертальцев). Но эмоции невозможно исключить из любого анализа лидерского поведения, потому что без них вы просто не сможете подвигнуть людей на что-либо. Вдумайтесь в само слово: «э-моция». Это слово происходит от латинского motio – «движение», приставка э– означает «наружу, вовне». Знакомо вам слово «моцион»? Вот-вот: движение.

Есть история об одном парне, который сильно пострадал в автомобильной аварии, из-за чего эмоциональная часть его мозга оказалась невосстановимо повреждена, но логическая часть осталась нетронутой. Кому-то пришла в голову блестящая мысль отправить его в Лас-Вегас считать карты – как в «Человеке дождя», – чтобы разбогатеть. Проблема возникла, когда они приехали в Лас-Вегас: его просто не смогли заставить сделать то, что от него требовалось. «Мы огребем кучу денег!» – «И что?» – «Ты станешь богачом!» – «И что?» – «Это же фантастика!» – «И что?» Без эмоций не возникает мотивации.

Эмоциональный мозг в 20 раз сильнее логического{5}5
  Представление о том, во сколько раз эмоциональный мозг сильнее логического, варьируется. Йонас Риддерстраль и Кьелле Нордстрем считают, что в 5 раз, Дэнс Реннка – в 20. Достаточно сказать, что он просто намного мощнее – с учетом способности вырабатывать активные химические вещества.


[Закрыть]
. Эмоции всемогущи – это знает каждый. Порой эмоции просто захлестывают нас – и это не поэтическая метафора, а буквальное положение дел. Когда мы испытываем те или иные эмоции, в нашем организме выделяются мощные нейромедиаторы – например окситоцин (гормон любви, единения), серотонин (гормон гордости, самоуважения, уверенности в себе) или кортизол (гормон стресса, страха, потрясения). Ощущения, вызываемые этими нейромедиаторами, подавляют нашу способность логически мыслить, но мы любим их, жаждем их, тратим огромное количество времени на то, чтобы достичь их, – потому что чрезвычайно нуждаемся в чувстве удовлетворения, которое они дарят.

Великие лидеры знают об этом. Они удовлетворяют эмоциональные потребности людей – а в ответ получают поддержку. Американский народ почувствовал страх, и Джордж Буш-младший дал ему возможность ощутить себя в безопасности; британский народ почувствовал тревогу, и Тони Блэр дал ему надежду; люди почувствовали, что на них давят и их лишают права голоса, и Рассел Бренд выразил их гнев. Существует множество эмоций – 412, по последним подсчетам{6}6
  Чарльз Дарвин в книге «Выражение эмоций у человека и животных» (1872) выделил шесть основных человеческих эмоций: гнев, страх, печаль, отвращение, удивление и наслаждение. В 2004 г. Саймон Барон-Коэн создал на CD-ROM интерактивную библиотеку эмоций, которая содержит 412 отдельных эмоций. См.: Simon Baron-Cohen. Mind Reading: The Interactive Guide to Emotions, L.: Jessica Kingsley Publishers, 2004.


[Закрыть]
, – и великие лидеры знают, как их использовать.

Я мог бы долго рассказывать о том, какими способами лидеры вызывают различные эмоции, но на это нет времени. Нам нужно двигаться дальше и рассмотреть логическую часть мозга. Было бы несправедливо полностью игнорировать логический мозг – тем более что он такой большой.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Топ книг за месяц